Отграничение от парциального моторного инфантилизма.

Этот синдром нередко обозначается как «диспраксия развития» (Rutter M. et al.( 1975), «моторная дебильность» (Dupre E., 1909), «моторный инфантилизм» (Homburger А., 1923). По мнению М. О. Гуревича (1932), синдром двигательного недоразвития рас­падается на ряд симптомокомплексов, обычно не встречающих­ся совместно: пирамидный, экстрапирамидный и мозжечковый. При задержке моторного развития имеются избыточность, из­лишество движений, непринужденность изобразительной и иг­ровой моторики. При этом отмечаются слабое произвольное вни­мание, непоседливость, чрезмерная двигательная активность. Име­ющиеся особенности моторики при целенаправленных видах деятельности легко корригируются (Вайзман Н. П., 1976). Пре­обладает недостаточность корковой моторики: плохая координи-рованность движений, неспособность к тонким, изолированным двигательным актам, затруднения в выполнении комбинирован­ных движений, восприятии и воспроизведении ритмов, наруше­ния в пространственной организации движений (Ковалев В. В.. Кириченко Е. И., 1979). Естественно, что все эти особенности мо-

гут оказаться препятствиями для нормального усвоения как жи­тейских, так и школьных навыков. Худшая, чем у сверстников, адаптация к микросреде, плохая успеваемость могут расцени­ваться как проявление психического недоразвития. Лишь вни­мательное клинико-психологическое изучение этих детей обна­руживает у них нормально развитый интеллект.

Отграничение от задержек развития речи.Недоразвитие речи зависит от ряда факторов: генетических, развития слуха, средо-вых, интеллектуальных и конституциональных, кроме того, воз­можно также и взаимодействие их. Достижение основных этапов формирования речи у детей весьма варьирует. Одни впервые про­износят значимые слова к 8 месяцам и составляют первые пред­ложения к концу 1-го года, другие с нормальным интеллектом не начинают говорить и к 3—4 годам, и еще в 5 лет их речь имеет дефекты (MorleyM., 1972). При парциальных задержках развития речи отстают фонематический синтез и анализ, возникают пре­пятствия к различению сходных по звучанию фонем («д—т», «с— з») или сочетаний нескольких согласных, нарушается возможность правильного формирования своей „и понимания чужой речи. В различной степени страдает овладение чтением и письмом. При другом типе задержки имеет место отставание формирования ре­чевого праксиса, выражающееся в нечеткости произношения, сме­шении близких по произношению звуков, отличающихся своей артикуляцией. У этих детей также имеются связанные с расстрой­ствами речи затруднения в освоении чтения и письма (Кова­лев В. В., Кириченко Е. И., 1979).

Серьезная школьная неуспеваемость, нежелание заниматься теми предметами, которые не поддаются усвоению, а нередко и невротические наслоения с нарушениями поведения заставляют дифференцировать эти состояния от умственной отсталости. Если ребенок благополучно справляется с математикой, трудностей меньше. В противном случае приходится обстоятельно изучать Уровень и структуру интеллекта, которые оказываются неизме­ненными. В истории развития такого ребенка можно найти аргу­менты против психической отсталости: указания на запаздывав­шую и плохо формировавшуюся речь без проявлений отставания в других сферах психики, неплохую ориентировку в жизни, уме­ние участвовать в коллективных играх, в особенности тех, при которых не требуется большой нагрузки на речевой аппарат. Дли­тельное наблюдение, сопровождающееся интенсивной коррекци­ей дефектов речи, выявляет не только улучшение последней, но и связанные с этим школьные успехи. Такая динамика будет еще °Дним доводом против психического недоразвития.



К-1405 ЧЙЧ


4357373956617676.html
4357428530023335.html
    PR.RU™