ДИКТОР РАДИО, РАБОТА ПО ВЫХОДНЫМ, опыт работы обязателен. Звонить по телефону... и т. д.

Мое сердце екнуло. Сколько могло быть людей в Медфорде, штат Орегон, у которых есть опыт работы на радио и которым нужна работа? Я помчался к телефонной будке, ухватился за телефонный справочник, нашел — слава Богу! — страницу с номерами радиостанций, бросил один из своих драгоценных четвертаков и набрал номер. Директора программ, который, как я знал, отвечает за прием на работу, не было на месте.

— Может ли он вам перезвонить? — спросил женский голос.

— Конечно, — ответил я небрежно, упомянув моим луч­шим радиоголосом, что я звонил по объявлению. — Я буду здесь до четырех часов.

Я дал ей номер автомата и повесил трубку, а потом три часа просидел на земле возле будки, напрасно ожидая звонка.

Следующим утром я нашел в мусоре какой-то роман, выта­щил его и отправился к телефонной будке. Я был готов про­ждать целый день, если будет нужно. В девять часов утра, усев­шись на землю и открыв книгу, я сказал себе, что, если до двенадцати не будет звонка, я потрачу еще двадцать пять цен­тов и позвоню на радиостанцию после обеденного перерыва. Телефон зазвонил в 9.35.

— Извините, что не связался с вами вчера, — сказал дирек­тор программ. —Я просто замотался. Итак, мне сказали, что вы прочитали наше объявление. У вас есть опыт?

Я снова опустился в нижний регистр своего голоса.

— Ну, я делал кое-какую работу в эфире, — сказал я небреж­но, а потом добавил, — последние двадцать лет.

Пока происходила эта беседа, я молился, чтобы в парк с ревом не ворвался какой-нибудь грузовик. Я не хотел объяс­нять, почему через мою гостиную едет огромная машина.

— Почему бы вам не прийти? — предложил директор прог­рамм. — У вас есть эфирная проба?

Эфирная проба — это магнитофонная запись работы диск-жокея без музыки. Определенно, я вызвал у него интерес.

— Нет, я оставил все в Портленде, — соврал я. — Но я могу прямо на месге озвучить любой фрагмент, и, думаю, вы полу­чите представление о том, что я умею.

— Хорошо, — согласился он. — Приходите около трех. Я ухожу в четыре, так что не опаздывайте.

— Понял.

Выйдя из телефонной будки, я подпрыгнул и издал вопль. Мимо проходили двое парней.

— Так хорошо, да? — расгягивая слова, произнес один.

— Думаю, я нашел работу! — похвалился я. Они были искренне рады за меня.

— Что за работа? — поинтересовался один из них.

— Диск-жокей на выходные! Я иду на собеседование в три.

— Считаешь, ты похож на диск-жокея?

Я не подумал о том, как я выгляжу. Уже несколько недель я не стригся, но это было не страшно. Половина диск-жокеев в Америке носили конские хвосты. И все же нужно было что-то сделать с одеждой. В кэмпинге была прачечная, но у меня не хватило бы денег на то, чтобы купить мыла, выстирать и высу­шить одежду и к тому же заплатить за проезд на автобусе в Медфорд и обратно.



До этого момента мне не приходило в голову, насколько я был беден. Я даже не мог съездить в город на краткое собеседо­вание без помощи чуда. В тот момент я получил представление о том, какие препятствия встают перед людьми с улицы, когда они пытаются снова встать на ноги и начать нормальную жизнь.

Парни смотрели на меня так, как будто точно знали, о чем я размышляю.

— У тебя нет денег, так? — сипло спросил один из них.

— Может быть, пара долларов, — сказал я, явно преувели­чивая.

— Ладно, пошли, приятель.

Я вместе с ними подошел к палаткам, где жили еще несколь­ко человек.

— У него есть шанс найти работу и убраться отсюда, — объяснили они своим друзьям и пробормотали что-то еще, чего я не услышал.

— У тебя есть приличная одежда?

— Да, в сумке, но нет ничего чистого, что я мог бы сразу одеть.

— Неси сюда.

Когда я вернулся, к мужчинам присоединилась женщина, которую я уже видел раньше в кэмпинге. Она жила в одном из маленьких трейлеров, разбросанных по парку.

— Постирай и высуши эти вещи, и я их отглажу, дорогой, — объявила она.

Один из мужчин подошел ко мне и вручил маленький пакет из коричневой бумаги, в котором звенели монеты.

— Ребята собрали для тебя, — объяснил он. — Пойди по­стирай одежку.

Через пять часов я появился на радиостанции с сияющими глазами и густым хвостом на затьыке. Я выглядел так, словно только что вышел из своей городской квартиры.

Я получил работу!

— Мы платим $6,25 в час за два восьмичасовых рабочих дня, — сказал директор программы. — Извините, я не могу предложить больше. У вас высокая квалификация, и я пойму, если вы решите отказаться.

Сто долларов в неделю! Я буду зарабатывать сто долларов д неделю. Это четыреста, долларов в месяц — в то время это бы-к' для меня целое состояние.

— Нет, нет, именно это я искал сейчас, — ответил я спокой­но. — Мне нравилась работа на радио, но теперь я занимаюсь

кое-чем другим. Я просто хотел найти способ поддерживать форму. Мне это будет в удовольствие.



И я не лгал, так как это действительно было удовольсгвие. Удовольствие выжить. Я прожил в своей палатке еще пару месяцев и накопил достаточно денег, чтобы купить себе «Нэш Рамблер» 1963 года выпуска за $300. Я чувствовал себя миллио­нером. Только я один из всех жителей палаточного лагеря был на колесах и имел постоянный доход, и я свободно делился и первым, и вторым со всеми, никогда не забывая, что они для меня сделали.

Меня тревожили грядущие холода, и в ноябре я переехал в один из крохотных однокомнатных домиков в парке, за аренду которого платил $75 в неделю. Я чувствовал себя виноватым, что оставляю своих друзей на улице — ни у кого из них не было столько денег, — поэтому я приглашал одного-двух из них к себе в особенно холодные или дождливые ночи. Я старался приглашать всех по очереди, так что у каждого был шанс нена­долго укрыться от ненастья.

Именно тогда, когда казалось, что я уже до конца буду рабо­тать по два дня в неделю, я вдруг получил предложение от другой городской радиостанции вести их послеобеденные шоу. Они случайно услышали мой воскресный эфир, и я им понра­вился. В Медфорде между радиостанциями не было особой конкуренции, поэтому мне предложили для начала $900 в ме­сяц. Но я снова стал работать всю неделю и смог уехать из кемпинга. Я прожил там девять месяцев. Я никогда не забуду это время.

Я благословляю тот день, когда притащился в этот парк и приволок с собой туристское снаряжение, потому что это был вовсе не конец моей жизни, но начало. Там я научился вернос­ти, честности, искренности и доверию, а также тому, как быть простым в общении, делиться всем, что у тебя есть, и выживать. Я научился никогда не сдаваться, но принимать и быть благо­дарным за то, что истинно здесь и сейчас.

Итак, я учился не только у кинозвезд и известных писателей. Я учился у бездомных, которые дружески отнеслись ко мне, у людей, которых я встречаю каждый день: почтальона, продавца в овощной лавке, приемщицы в химчистке.

У всех есть чему научить тебя, есть что подарить тебе. И в этом великий секрет. Каждый из них получил дар и от тебя.

Какой дар ты принес им? И, если ты в своем незнании сделал что-то, что, по твоему мнению, ранило их, не думай, что это не дар. Возможно, это было самое великое сокро­вище, каким была твоя жизнь в кэмпинге.

Разве самые трудные моменты в жизни научили тебя не больше, чем самые приятные? Кто же тогда злодей и кто жертва в твоей жизни?

Ты достигнешь настоящего мастерства, когда будешь ясно понимать это до, а не после того, как исход события станет тебе известен.

Время нищеты и отчаяния научило тебя, что твоя жизнь никогда не кончается. Никогда, никогда не думай, что твоя жизнь кончена, но всегда знай, что каждый день, каждый час, каждый миг — это еще одно начало, еще одна возмож­ность, еще один шанс создать себя заново.

Даже если ты сделаешь это в последний миг, в миг своей смерти, ты оправдаешь всю свою жизнь и восславишь ее перед Богом.

Даже если ты закоренелый преступник, убийца, сидящий в камере смертников или идущий на свою казнь, это мо­жет быть так.

Ты должен это знать. Ты должен в это верить. Я не говорил бы тебе всего этого, если бы это было не так.

Л7

С/то самые воодушевляющие слова, которые я когда-либо слышал. Это значит, что все мы — даже самые худише из нас — найдем пристанище в Твоем сердце, если только заявим об этом. Наверное, это и значит дружить с Богом.

Начиная эту книгу, я сказал, что надеюсь сосредоточиться на двух моментах: как превратить разговор с Богом в реальную, действенную дружбу и как использовать эту дружбу, чтобы применить мудрость «Бесед с Богом» в повседневной жизни.

Теперь ты учишься тому, о чем Я говорил тебе раньше:

твои отношения с Богом не отличаются от твоих отноше­ний с другими людьми.

Как и в отношениях с людьми, ты начинаешь с разговора. Если разговор удается, ты завязываешь дружбу. Если дружба удается, ты испытываешь истинное Единство. Вот как души хотят общаться друг с другом. Вот как души хо­тят общаться со Мной.

Идея этой книги в том, чтобы показать тебе, как превра­тить разговор в дружбу. Ты беседовал с Богом на протя­жении трех книг, предшествовавших этой. Теперь тебе по­ра обрести дружбу.

Но Я должен с сожалением сказать, что множество людей не сделают первый шаг в изменении своего отношения ко Мне. Они не могут поверить, что Я действительно разгова­риваю с ними, и поэтому они ограничивают общение со Мной только молитвами, как назвали бы их большинство из вас. Они говорят Мне, но не со Мной.

Часть тех, кто обращаются ко Мне, верят, что Я слышу их. Но они даже не ожидают услышать Мои слова. Поэтому они ищут знаки. Они говорят: «Бог, дай мне знак». Но,

когда Я даю им знак самым простым способом, который только возможен, — используя язык, на котором они го­ворят, — они отвергают Меня. И Я говорю тебе: некого рые из вас и дальше будут отвергать Меня. Вы будете не только отрицать, что эта книга — знак, вы будете даже отрицать, что возможно получить от Меня подобный знак.

Но Я говорю вам: нет ничего невозможного в Божьем ми­ре. Я никогда не переставал и не перестану говорить непос­редственно с вами.

Возможно, вы не всегда можете четко услышать Меня или правильно истолковать Мои слова, но пока вы пытаетесь, пока вы ведете со Мной разговор, вы даете нашей дружбе шанс. И, пока вы даете Богу шанс, вы никогда не будете одни, никогда не окажетесь перед лицом важного вопроса наедине, никогда не останетесь без источника помощи в час нужды, для вас всегда будет открыт дом в Моем сердце. Вот что значит дружить с Богом.

Эта дружба возможна для каждого?

Для каждого.Несмотря на его верования, несмотря на его религию?

Несмотря на его верования, несмотря на его религию.Или отсутствие религии?

Или отсутствие религии.

Любой человек может обрести дружбу с Богом в любое время, я прав?

Вы все дружите с Богом. Просто не все знают это. Как Я уже говорил.

Я знаю, что мы повторяемся, но я просто хочу убедиться, я хочу быть абсолютно уверенным, что понял все правильно. Ты толь­ко что говорил о том, как мы не всегда правильно истолковы­ваем Твои слова, а я хочу понять Тебя как можно точнее. Я не

хочу ошибиться. Ты говоришь, что к Богу нет «неправильного» пути?

Именно об этом Я говорю. Точно, конкретно, недвусмыс­ленно. Есть тысячи дорог к Богу, и каждая приведет тебя к цели.

Так значит, мы можем наконец покончить с разговорами о том, что «наш Бог лучший».

Да, можете. Но сделаете ли? Вот в чем вопрос. Для этого вам придется отказаться от идеи о превосходстве, а это одна из самых соблазнительных идей, которая когда-либо посещала ваш разум. Она совратила всю человеческую ра­су. Она оправдывала массовое уничтожение представите­лей вашего же рода и любого другого вида существ на ва­шей планете.

Эта мысль, эта ваша идея о том, что вы лучше кого-то другого, стала причиной всей боли, страданий, жестокости и бесчеловечности в вашей истории.

Ты уже говорил об этом.

И как многое, о чем Я у же упоминал в этом диалоге, Я буду повторять это снова и снова. Я сейчас хочу подчеркнут!» именно эту мысль, описать ее такими сильными словами, таким ясным и конкретным языком, чтобы вы никогда о ней не забыли. Ибо на протяжении веков люди спрашива­ли Меня: где путь к более совершенному миру? Как нам жить вместе в гармонии? В чем секрет прочного мира? И на протяжении веков Я давал вам ответ. На протяжении ве­ков Я дарил вам эту мудрость, тысячи раз тысячью разных способов. Но вы не слушали.

Я объявляю эту истину снова и снова в нашем разговоре таким простым языком, чтобы вы никогда не смогли про­игнорировать ее и она глубоко укоренилась бы в вашем сознании. Тогда в дальнейшем вы всегда будете отвергать любое предположение о том, что одна группа людей чем-то лучше другой.

Я говорю вам: Покончите с Идей о Превосходстве.

Ибо вот Новое Евангелие: Не существует господствую­щей расы. Не существует величайшей нации. Не c•yu^ecm-вует единой истинной религии. Не существует фило­софии, совершенной в своей основе. Не существует неиз­менно безошибочной политической партии, высшей эко­номической системы или единственно правильного пути на Небеса.

Сотрите все эти идеи из вашей памяти. Уберите их из ва­шей жизни. Искорените их из вашей культуры. Ибо это мысли об обособлении и отчуждении, из-за них вы убива­ете друг друга. Только та истина, которую Я даю вам, спа­сет вас: МЫ ВСЕ ОДНО.

Неси эту весть дальше, через океаны и континенты, по твоей стране и по всему миру.

Я сделаю это. Куда бы я ни пошел, где бы я ни был, я буду говорить об этом громко и ясно.

И с этим провозглашением Нового Евангелия навсегда из­бавься от второй самой опасной идеи, которая руководит поведением людей, — мысли о том, что вам нужно что-то делать, чтобы выжить.

Вам ничего не нужно делать. Ваше выживание гарантиро­вано. Это факт, а не надежда. Это реальность, а не обе­щание.

Вы всегда были, есть сейчас и всегда будете.

Жизнь вечна, любовь бессмертна, а смерть —только гори­зонт.

Я слышал эту строчку в замечательной песне, записанной Карли Саймон.

Разве Я не говорил тебе, что буду общаться с тобой разны­ми способами — через статью в журнале трехмесячной давности, которую ты прочел в парикмахерской, через

случайную фразу друга, через слова песни, которую ты ус­лышишь?

В этих непрерывных «беседах с Богом» я посылаю Мое вечное послание: ваше выживание гарантировано.

Вопрос не в том, выживете ли вы, но в том, каков будет ваш опыт.

Вы находите ответ в этой и в следующих жизнях. Ибо то, что вы будете переживать в следующей жизни, может быть только отражением того, что вы создали в этой, по­тому что на самом деде существует только Одна Бесконеч­ная Жизнь, каждый миг которой творит следующий,

Значит, мы создаем свой рай и свой ад!

Да — сейчас и всегда. Уяснив, что ваше выживание не вы­зывает сомнений, вы можете перестать беспокоиться о том, кто из вас лучше. Вам не нужно наказывать себя раз и навсегда, не нужно карабкаться наверх или уничтожать других, чтобы доказать, что вы сильнейшие. И тогда, на­конец, вы сможете «убраться оттуда к черту*». Буквально.

Так вперед! Станьте Моими подлинными и верными друзьями. Я показал вам шаги, которые нужно предпри­нять. И Я поделился с вами Позициями Бога, которые из­менят вашу жизнь.

Давайте. Уберите ад из вашей жизни. Принесите в нее бла­женство, радость и рай. Ибо вам принадлежит Царствие, сила и слава навеки.

Я бы не говорил вам об этом, если бы это не было так.

Я принимаю! Я принимаю Твое предложение начать истинную дружбу с Богом! Я выполню Семь Шагов. Я займу Пять Пози­ций. Я больше никогда не буду считать, что Ты перестал гово­рить со мной или что я не могу обращаться непосредственно к Тебе.

* Англ. get the hell out of there — дословно: «убрать ад оттуда».


4354228609239083.html
4354292044677599.html
    PR.RU™